5 арабских художниц, которые побеждают гендерные стереотипы творчеством

Не говорить громко. Не водить машину. Не выходить на улицу без сопровождения мужчины. Быть невидимой.
1 1370 22.03.17 14:00
Искусство стало голосом в борьбе за права арабских женщин.
Искусство стало голосом в борьбе за права арабских женщин.

Жизнь женщины в арабских странах состоит из ограничений, но у них появилась сфера, где можно себя реализовать – искусство.

Мир, который позволяет им заявлять о своих правах и бороться за них.

Мы предлагаем вам истории художниц и музыканток, искусство которых является громким голосом в борьбе за права арабских женщин.

Нешат Ширин, Иран

Женственность и гендерная политика в Иране, память, религия, насилие.

Эти вопросы Нешат Ширин – призерка Венецианских биеннале и кинофестиваля - исследует через фильмы, видео и фотографию.

Ширин росла в обеспеченной семье вместе со своими четырьмя братьями и сестрами в городе Казвине на северо-западе Ирана. Отец Нешат, приверженец западных ценностей, отправил своих дочерей и сыновей учиться в колледже.

В 1975 Нешат уехала из Ирана, чтобы изучать искусство в Калифорнийском университете. Получив степень магистра, Нешат переехала в Нью-Йорк, где живет и сейчас.

Вернувшись в 1990-х в Иран, Ширин была поражена изменениями, произошедшими в стране после революции. Увиденное стало поворотным моментом в творчестве художницы.

Первые произведения Ширин были фотографиями, через которые она обратилась к понятиям женственности в исламском фундаментализме и воинственности в Иране.

Так, проект "Женщины из ряда Аллаха" (1993-1997) состоял из портретов женщин с рукописной персидской каллиграфией поверху фотографии.

Мое имя - художница: как арабские женщины борются за свои права

Ее поэтические образы наполнены визуальным контрастом между противоположностями — мужским и женским, черным и белым, легким и темным, контрастом между исламом и западом, публичной и частной жизнью.

Первые видеоинсталляции Шарин — трилогия "Бурный" (1998), "Восторг" (1999) и "Пыл" (2000) — использовали два экрана, чтобы изобразить абстрактные оппозиции пола и социального положения, человека и группы.

Видео намекали на ограничения мусульманского права против женщин и в то же время предполагали многократное прочтение.

Ширин продолжает исследовать центральные темы религии, насилия, безумия и пола в своих работы, включая художественный фильм "Женщины без мужчин" (2009, Серебряный Лев на 66-м Венецианском кинофестивале).

Боушра Алмутавакель, Йемен

Террористические атаки 11 сентября 2001 года определили основные темы творчества Боушры Алмутавакель.

Мое имя - художница: как арабские женщины борются за свои права

Боушра родилась в Йемене в 1969 году, затем уехала учиться в США. С 2013 года вместе с мужем и детьми живет в Париже.

Она работала фотографом для Британского совета, Организации Объединенных Наций, йеменского посольства в Вашингтоне. Когда произошел теракт 11 сентября, Алмутавакель жила в Нью-Йорке.

Пораженная освещением трагедии в СМИ, она решила посвятить свое искусство борьбе с мифами об арабских женщинах.

Боушра обратила внимание на упрощенное представление о женщинах из арабских стран: их либо демонизируют, либо романтизируют; они либо угнетенные, либо таинственные и экзотичные.

Чтобы чем-то ответить на такую репрезентацию, фотографка решила изобразить свой собственный опыт жизни в арабском мире. Алмутавакель пытается побороть представление о том, что все женщины, носящие хиджаб, подавлены, неосведомлены и беспомощны.

В серии фотографий "Мать, дочь, кукла" Алмутавакель изображает себя вместе с дочерью, которая сжимает куклу.

В то время как серия фотографий развивается, одежда Боушры и ее дочери становится более консервативной. До тех пор, пока на последней фотографии они и вовсе не исчезают.

Мое имя - художница: как арабские женщины борются за свои права

"Есть определенные аспекты хиджаба, которые мне нравятся и другие, о которых я особенно не забочусь. Я не думаю, что этот вопрос черно-белый», - уверяет Боушра.

Малума, Мавритания

Когда мавританская исполнительница Малума начала смешивать фольк с блюзом, джазом и электро, это не было похоже на обычную музыку, производимую в стране. Именно такой уникальный стиль принес ей известность.

Image result

Малума Минь Моктар Ульд Мейда родилась в 1960 году в Мавритании в семье музыкантов. Ее отец и дедушка исполняли фольклорную музыку.

Малума начала выступать вместе с отцом с 12 лет, а уже в 15 она начала сочинять собственные песни.

Ее первая песня "Habibi Habeytou" резко критиковала отношения мужей к их женам.

В своих песнях Малума пела о вопросах брака, развода и правах женщин в консервативной мусульманской стране. Сама она знала об этом не понаслышке: ее выдали замуж в подростковом возрасте.

В середине 80-х Малума своим творчеством обращает внимание на проблемы распространения ВИЧ, необходимости вакцинации детей и неграмотности в стране.

Такая позиция сделала ее персоной нон грата на телевидении и радио, ее песни цензурировались на протяжении 10 лет вплоть до 2005 года, когда в Мавритании произошел переворот.

На первых в стране выборах в 2007 году певица начала бороться за права человека уже как сенатор.

Манал Аль Доуаян, Саудовская Аравия

Related image

Автор фото: Camille Zakharia

"Этот проект был разработан, чтобы подчеркнуть уникальные социальные отношения к женским именам в саудовском обществе. Мужчины считают его оскорбительным и не упоминают имена женщин в их жизнях, а женщины также скрывают свою идентичность, чтобы не оскорбить других членов ее семьи", - так Манал Аль Доуаян описала свой проект "Esmi - имя мое".

Именно эта инсталляция 2011 года принесла Аль Доуаян тысячи последователей в соцсетях и широкую известность. Сейчас же ее работы выставляются на артплощадках по всему миру.

Мое имя - художница: как арабские женщины борются за свои права

Автор фото: Alex Maguire

На первой выставке Аль Доуан не разрешили остаться в галерее, когда приехали мужчины. Гендерная сегрегация в Саудовской Аравии все еще сберегается в общественных местах – транспорте, ресторанах и на выставках.

Манал Аль Доуаян родилась и выросла в восточной части страны – центре саудовской нефтедобывающей промышленности.

Она изучала фотографию на родине, затем в Дубае, Бахрейне и Лондоне. В 2010 Аль Доуяан стала художницей-резиденткой в галереях Саудовской Аравии и Египта.

Аль Доуаян проводит семинары в школах и деревнях, чтобы поощрить женщин называть и рисовать свои имена на деревянных сферах, которые затем свешиваются с потолка как огромные четки.

"В этой стране женщинам говорят не разговаривать громко. Им говорят закрывать лицо, и теперь им даже стирают имена", - говорит художница.

Манал работает с черно-белой фотографией, скульптурой, видеоинсталляциями. Она исследует темы прощения, архивов и коллективной памяти, а также роль женщины в Саудовской Аравии.

Мое имя - художница: как арабские женщины борются за свои права

Ротана Тарабзуни, Саудовская Аравия

Чтобы стать поп-звездой в родной Саудовской Аравии, надо сначала покорить США. Так решила начинающая певица Ротана Тарабзуни, когда во время отдыха пошла на кастинг в Бостоне.

Мое имя - художница: как арабские женщины борются за свои права

"Все в Саудовской Аравии слушают Кэти Перри. Все в Саудовской Аравии слушают Лану Дель Рей. Все в Саудовской Аравии, надо надеяться, когда-нибудь также будут слушать меня", - убеждена певица.

Ротана Тарабзуни выросла в Дахране на побережье залива Саудовской Аравии. По саудовским стандартам ее семья была довольно либеральна.

К примеру, Ротана, в отличие от большинства саудовских женщин, не закрыла лицо, когда выходила на улицу. В ее семье разговаривали на английском и слушали западную музыку.

Во время учебы в школе ее единственной сценой была собственная комната, поскольку в Саудовской Аравии выступать она не могла. Теперь Ротана живет в Лос-Анджелесе, где берет уроки вокала и выступает в клубах.

Она строит карьеру певицы, чего никогда не могло произойти в родной стране. "Я перестала быть рабой социальных и религиозных ожиданий", - говорит Ротана.

Тарабуни присоединилась к протесту против запрета саудовским женщинам ездить на автомобиле, записав кавер на песню "Team" Lorde.

У нее тысячи последователей в соцсетях, но не все из них поклонники.

"Люди говорят ужасные вещи. Они желают мне смерти, гореть в аду и прочее. Обычно существуют две крайности: люди абсолютно ненавидят меня или говорят, о Боже мой, это настолько невероятно", - рассказывает Ротана.

Тарабзуни надеется выпустить первый альбом и когда-нибудь выступить у себя на Родине.

Вместо послесловия

Группа саудовская музыкальная группа Majedalesa сняла замечательный клип, где высмеяли все запреты.

Они катаются на скейтбордах, играют в боулинг и баскетбол на улицах Саудовской Аравии.

Эти женщины прекрасны, и тут совершенно неважно знание языка, чтобы разобраться в чем суть.

Искусство стало голосом в борьбе за права арабских женщин.
Сходит с ума по горам и кино. Верит в мир, добро и справедливость

Рекомендуем