Когда пьяный секс становится изнасилованием

Мифы об изнасиловании заставляют нас думать, что “настоящим изнасилованием” является то, в котором пострадавшую изнасиловал незнакомец, который выпрыгнул из кустов с оружием.
1309 12.07.17 12:58
Пострадавшей пришлось доказывать, что она была не в состоянии дать согласие на секс, поскольку была очень пьной.
Пострадавшей пришлось доказывать, что она была не в состоянии дать согласие на секс, поскольку была очень пьной. / TeenVogue

Первокурсница Портлендского университета Клара Эл говорит, что ее однокурсник изнасиловал ее, когда та была нетрезвой и неспособной дать согласие на секс. Секс был по обоюдному согласию, утвержает друг Клары. Администрация университета отмалчивается.

Эта история является довольно показательной. В США с 1972 действует закон Title IX, призванный противодействовать гендерной дискриминации в учебных заведениях. Но и он работает вовсе не всегда.

Украинские студентки тоже стали поднимать вопросы сексизма в академической среде. Нет никаких готовых ответов, поэтому следует знать, через какие трудности проходят люди, которые отваживаются отстаивать свои права, в том числе право на неприкосновенность и на безопасное пространство в университете.

Клара утверждает, что изнасилование произошло в ее комнате в общежитии, когда она была в нетрезвом состоянии.

В тот вечер 18-летняя Клара и ее подруга Криста Болдуин были на университетской вечеринке. Для Клары вечер закончился тем, что она была сильно пьяной. Клара осталась в комнате одна, когда посреди ночи ей написал ее друг Джек.

У Клары и ее однокурсника Джека были недолгие романтические отношения, но у них не было секса до этой ночи, говорит Клара. За две недели до этого она сказала Джеку, что она не может ответить на его чувства, и хочет остаться друзьями.

Джек писал, что тоже был пьян, и что хочет увидеть Клару. Девушка возразила, написав: “Сегодня не лучшая идея”. Однако спустя несколько минут Джек предложил Кларе впустить его в комнату, так как он стоял снаружи. Клара открыла дверь, и Джек вошел, хотя она не помнит, чтобы приглашала его войти.

"Нет" значит "нет", но алкоголь усложняет эту и так не для всех очевидную истину / Sofía Pollán

Клара говорит, что все было размыто: переписка, позволение Джеку войти в ее ее комнату, раздевание. Клара смутно вспоминает, как она достала презерватив из ящика стола и положила его на прикроватную тумбочку.

Она вспоминает, что сказала “нет” после того, как Джек перевернул ее и попытался проникнуть в нее анально. Тогда он засмеялся и проник в нее вагинально, вспоминает Клара. Джек ушел, когда вернулись подруги Клары.

Позже подруга Клары Криста ругалась с Джеком в переписке. Они обсуждали, должен ли был Джек понимать, что Клара не может дать согласие. Криста настаивала, что Клара была гораздо пьянее Джека, она не была в состоянии дать согласие, и то, что случилось, не должно было произойти.

“Я не призывал Клару ни к чему, и никто из нас не был в здравом уме, чтобы дать согласие”, - ответил Джек, позже написав подобные оправдания Кларе.

Проблема, о которой подростки спорили в переписке той ночью, воплощает одни из самых больших вопросов в дебатах о сексуальном насилии в университетских кампусах: чем является согласие, и когда человек считается слишком пьяным, чтобы дать его?

“Да” значит “да”

Несмотря на успех движения против изнасилований за последние годы, путаница в определениях согласия и сексуального насилия остается, подчеркивают представитель_ницы просветительских кампаний об изнасиловании. Ведь консервативно настроенные критики не способны признать справедливым широкое определение согласия.

Калифорния - один из штатов, принявших закон об утвердительном согласии (affirmative consent law), в котором согласие выходит за рамки “нет значит нет”. Законодательства штата определяет согласие как нечто утвердительное, сознательное и постоянное.

“Добровольное “да” с энтузиазмом. Не отсутствие “да”, и не “это подразумевалось”. Согласие может быть отозвано в любой момент”, - говорит адвокатесса Жасмин Энрикез, руководительница некоммерческой организации “Только по согласию”, пострадавшая от сексуального насилия в кампусе.

Энрикез вместе с другими адвокатами проводит беседы со студент_ками, говоря что согласие попросту означает, что другой человек рад от того, что займется сексом.

Справочник Портлендского университета определяет согласие как “информированное, свободно и добровольно данное взаимное согласие, понятое обеими сторонами и сообщенное понятными словами или действиями, для обозначения участия в каждой новой форме сексуальной активности”.

"Она была пьяна, чего она ожидала?" - "Похмелья. Она ожидала похмелья". / Tourdestfu

“Согласием не является молчание, состояние алкогольного или наркотического опьянения, отсутствие сознания, сон, физические нарушения или отсутствие активного сопротивления”, - говорится в справочнике.

Но на практике Клара получила не один отказ от администрации университета признать факт изнасилования.

Реакция администрации - “признана дееспособной”

Для Клары не было никакого вопроса в том, что с ней случилось. Она подала онлайн-сообщение координатору Title IX, в котором говорилось, что она подверглась сексуальному насилию.

Title IX - это федеральный закон о гражданских правах, принятый в 1972 году, который предотвращает гендерную дискриминацию в любом учебном заведении, работающем на федеральные деньги.

Идея Title IX такова: позволяя студентам совершать сексуальное насилие безнаказанно, в кампусе создается враждебная среда. Это нарушает гражданские права пострадавших от сексуального насилия, которое является формой ​​гендерной дискриминации.

Если студент_ка подает жалобу в соответствии с Title IX, учебные заведения должны оперативно на нее реагировать. Каждое учебное заведение должно иметь координатор_ку Title IX в числе персонала.

Спустя месяц после формального слушания университет вынес решение в пользу Джека. В письме, объясняющем свое решение, администрация уточнила, что в ту ночь 18-летняя Клара была в состоянии алкогольного опьянения, но оставалась дееспособной.

"Все еще не просила этого" / Her Campus

Студентка “по-прежнему контролировала себя” и “принимала решения ходить в одиночку, разговаривать, переписываться, пригласить Джека в ее комнату, снять одежду и предложить Джеку надеть презерватив”, - уточнялось в письме.

Клара настаивала на том, что она была слишком пьяна, и что она никогда не занималась сексом со своим нападавшим ранее (Клара говорит, что Джек сказал администрации обратное). Девушка также указала на то, что человек пришел, несмотря на ее сообщение “сегодня вечером не лучшая идея”, которым она явно не давала согласия.

“Я просто знала, что произойдет. Мы были одни, я бы не смогла сопротивляться тому, что последовало бы”, - говорит Клара о презервативе.

“Секс согласуется с “прошлым физическим контактом” и слушающая группа пришла к выводу, что маловероятно, что Джек вступал в сексуальные отношения без согласия”, - ответил университет.

Проще говоря, университет хочет этим сказать, что у него недостаточно доказательств изнасилования.

Хотя в справочнике Портлендского университета прописано, что “нынешние или предыдущие отношения или сексуальные контакты сами по себе не являются основанием для согласия”.

Клара была потрясена и подала апелляцию, утверждая, что она была пьяна до беспамятства, и она не могла первым делом дать согласие. Ее апелляцию отклонили.

Клара не ожидала подобной реакции. Она рассматривает это как месседж университета: “Вы не были достаточно пьяны, чтобы подвергнуться сексуальному насилию. Это еще одна пощечина”, - говорит Клара.

После отклонения Клара сказала местным СМИ, что ее увниерситет обвиняет пострадавших от сексуального насилия. Студен_ки писали статьи в университетской газете, осуждающие действия администраци. Позже Клара написала заявление в полицию Портленда.

Черно-белые случаи

Дело Клары является особенно актуальным, учитывая обстановку в кампусах университетов США.

Так, 15,4% студент_ок, опрошенных в исследовании, которое проводилось Школой общественного здравоохранения Университета Брауна в 2015 году, подверглись изнасилованию на первом курсе, будучи в недееспособном состоянии.

Некоторые случаи общественность считает однозначными. Например, случай изнасилования в Стэнфорде, когда студент проник пальцами в бессознательную женщину, с которой он встречался ранее той ночью, вызвал международное возмущение.

“Это случай без какой-либо двусмысленности. Жертва ничего не помнила об изнасиловании, она лежала без сознания за мусорной корзиной”, - написал комментатор CNN.

"Только по приглашению" / Etsy

Но многие феминистские активист_ки отмечают, что черно-белых случаев мало, и что мы живем в культуре, где люди не верят или дискредитируют обвинения в изнасиловании.

“Мифы об изнасиловании заставляют нас думать, что “настоящим изнасилованием” является то, в котором пострадавшую изнасиловал незнакомец, который выпрыгнул из кустов с оружием, ее избивали, она отбивалась, получила ушибы, сообщила об этом полиции, и медицинские доказательства были собраны немедленно”, - пишут Кэрол Бомер и Андреа Паррот в “Изнасилования в кампусах: проблема и решение”.

“В “настоящем изнасиловании” пострадавшая никогда ранее не занималась сексом с нападавшим, предпочтительно девственница, не была в состоянии опьянения, не носила соблазнительной одежды и имела хорошую репутацию”, - пишут авторки.

Правозащитни_цы, работающие над тем, чтобы положить конец сексуальному насилию в университетских городках, говорят, что скорее рассказ Клары иллюстрирует реальность изнасилований в кампусе, а не миф о насильнике в кустах.

“Это то, что происходит в университетах и общежитиях по всей стране ежедневно”, - говорит Ребекка О'Коннор, вице-президент Национальной сети США по вопросам изнасилований, насилия и инцестов (RAINN).

Реакция студенчества

Осенью, когда Клара ждала решения по ее делу, у нее были мысли о самоубийстве, вспоминает девушка. Джек посещал занятия в том же здании, что и Клара.

Состояние Клары ухудшилось еще и после того, как ее историю скорректировала одна свидетельница, пожелавшей остаться анонимной. В телефонном интервью свидетельница говорила, что ей жаль Джека, потому что он ничего не совершил.

“То, что она описывает как сексуальное насилие, - это большая часть контактов, которые у меня были”, - добавила свидетельница. Она также заявила, что Клара все подстроила.

Клару не оминули самообвинения. “Что, если бы я легла спать, вместо того, чтобы переписываться? Что, если бы я не ответила? Что, если бы я не открыла дверь? Когда я чувствую себя дерьмово, трудно не винить себя”,- говорит Клара.

В Портлендском университете прошла акция, в которой приняли участие более 200 студент_ок, солидарных с пострадавшими от изнасилования. Это был молчаливый протест, губы собравшихся были запечатаны клейкой лентой, что символизировало всех тех пострадавших, чьи голоса заглушили. Клара держала перед собой свой матрас. На нем было написано клейкой лентой: “Дееспособна”.

Однако спонсор_ки университета, которые собирались на ежегодный праздничный ужин, всячески игнорировали студенческий протест, вспоминает Клара.

В первый день возвращения в университетский городок все студент_ки, преподавательский состав и персонал университета получили письмо от президента школы, в котором сообщалось о переоценке процедур Title IX.

Но у Клары нет ответов от университета. В конце семестра администрации было подано петицию с 2300 подписей, которая содержала призыв к созданию правил поведения студент_ок. Университет не отреагировал на это, говорит Клара.

Судья вынес решение против Джека, и он должен будет дистанцироваться от нее на определенный срок. “Я просто рада, что что-то наконец пошло в мою пользу”, - говорит она.

Это была первая победа Клары за все это время. Она боялась, что после каникул люди, возможно, забыли, что с ней случилось, что ее голос будет слишком тихим, или ее рассказ сочтут слишком несущественным. “Думаю, университет надеется, что все уляжется”, - говорит она. “Этого не произойдет”.

Источник: Broadly
Пострадавшей пришлось доказывать, что она была не в состоянии дать согласие на секс, поскольку была очень пьной.
Дарья Ельчева
Нашла себя в созерцании прекрасного и не очень

Рекомендуем