Кислотное насилие. Как отказ выйти замуж становится поводом для мести

Кислотные атаки особенно распространены в Индии, Пакистане, Бангладеше. Происходят они и в Европе, даже Украина — не исключение.
6 1726 03.04.18 10:37
Выжив после кислоты в лицо женщинам приходится учится жить заново
Выжив после кислоты в лицо женщинам приходится учится жить заново

В мире каждый год регистрируют 1,5 тыс. кислотных нападений. В 80% пострадавшие — женщины.

Чаще всего кислота оказывается в руках у мужчины, и часто это кто-то из близкого окружения. По статистике фонда Acid Survivors Foundation India (ASFI), в 46% случаев — это супруг или родственник.

У “блюстителей морали” сотни причин, чтобы в приступе ярости совершить самосуд: отказ выйти замуж, месть за уход к другому, подозрение в измене, требование развода, ревность.

Цель нападения — сломать молодой женщине жизнь, изуродовать внешность и оставить пожизненный шрам.

Это не требует особых усилий и физической формы. Серную или соляную кислоту легко купить. Едкие вещества попадают на кожу, вызывают химический ожог и разъедают ткань.

Ожоги от кислоты редко убивают, но наносят серьезные увечья. Атакующий обычно целится в лицо и повреждает ушную раковину, веки, нос и губы. Это приводит к потере зрения, слуха или того и другого.

А потом жертвам кислотных атак, так или иначе, приходится делать всё, чтобы остаться полноценными членами общества.

Пакистан и Индия — страны-лидеры по нападениям

Кислотные нападения — явление глобальное, включая США и Европу, но большинство преступлений совершают в Южной Азии: Бангладеш, Индии, Пакистане.

"В мире есть места, где подобные нападения происходят постоянно, но нигде не регистрируются. Пострадавшие и их родственники молчат: боятся мести преступников и уверены, что полиция им не поможет", — объясняет Джаф Шах, исполнительный директор лондонской благотворительной организации ASTI (Acid Survivors Trust International).

Регистрируют только серьезные происшествия, когда пострадавшая не смогла обойтись без лечения. Но и тут жертвы часто не решаются подать заявление — из-за страха перед очередной местью или из-за стыда, что она сама спровоцировала нападение. Как правило, женщины, пережившие кислотное насилие, не сообщают об истинных причинах травм.

“Привет, меня зовут Решма! И сейчас я научу вас, как сделать идеальные красные губы”.

С 17 лет девушка живет с изувеченным кислотой лицом. В мае 2014-го она гуляла с сестрой Гульшан по индийскому городу Аллахабаду, когда на них напали.

Это был муж Гульшан с двумя приятелями. Гульшан сбежала от него вместе с сыном, потому что не могла больше терпеть побои. Сестер повалили на дорогу, заломили руки и облили лица кислотой.

Решма лишилась левого глаза, перенесла множество пластических операций, но шрамы на лице так и не удалось убрать полностью.

После пережитого она решилась публично рассказать свою историю, что для Индии редкость, и присоединилась к кампании против свободной продажи кислоты в стране. Теперь она ведет влог о секретах красоты: рассказывает, как ровно красить глаза подводкой и наносить макияж.

В конце каждого видео Решма напоминает об ужасающей статистике жертв кислотных нападений и просит подписать петицию о запрете продажи кислоты в Индии.

В 2015 году в стране зарегистрировали 249 случаев, когда женщин обливали кислотой, а в 2016-м — уже 307. И это только официальные данные.

По оценкам организации ASTI, реальное количество атак в Индии, вероятно, превышает 1000 в год.

С 2013 года Верховный суд Индии постановил, что власти должны регулировать продажу кислоты. Покупатель должен предоставить удостоверение личности с фотографией, а розничные торговцы — зарегистрировать его имя и адрес.

С 1999 по 2013 год в Бангладеш зарегистрировали 3,5 тыс. преступлений. 70% пострадавших — женщины и несовершеннолетние девушки. 80% нападений произошли дома, и почти всегда нападали мужчины.

Это первая страна, где ужесточили законы, криминализирующие кислотное насилие, и ввели лицензии на владение кислотой. Если нападение приводит к потере слуха или зрения, повреждению лица, груди или половых органов, преступника ждет смертная казнь или пожизненное заключение.

В Пакистане в 2014 году было зафиксировано 153 сообщения о нападениях. Самые частые причины атак на женщин — недостаточно скромная одежда или отказ вступить в брак.

В стране только с 2012 года кислотное насилие — это уголовное преступление, за которое грозит пожизненное заключение. Но и сегодня наказание несут единицы. Большинство нападений происходит в сельских районах, где жительницы почти не обращаются в полицию из-за стыда или страха.

По разным оценкам, в Пакистане около 400 женщин в год становятся жертвами кислотных атак, совершаемых их мужьями или родственниками.

В 2012 году из окна отеля выбросилась пакистанская танцовщица Фахра Юнус.

За 12 лет реабилитации девушка перенесла 39 пластических операций, но не смогла смириться с полученными увечьями и принять себя.

На глазах пятилетнего сына ее облил кислотой муж, от которого, не выдерживая жестокого обращения, Фахра несколько раз пыталась уйти.

В некоторых странах, таких как Саудовская Аравия, Бахрейн и Кувейт, женщин продолжают преследовать и после нападения.

В СМИ всецело избегают сообщать о кислотных атаках и называть их насилием. К мужчинам-преступникам относятся сочувственно, а пострадавших женщин обвиняют в провокации.

Украина - не исключение

В декабре 2017 года в Днепре неизвестный плеснул в лицо кислотой Любови Барко. Нападение произошло возле кафе, в котором девушка была вместе с друзьями.

Любу выманили из заведения забрать цветы у курьера, которые ей якобы прислал бывший муж. Но вместо курьера Любу встретил парень с бутылкой в руках.

Концентрированная уксусная кислота сожгла лицо, шею, дыхательные пути и глаза. Люба лечилась в больнице в Днепре, а сейчас в Брюсселе доктора борются за восстановление ее правого глаза.

Нападение произошло через неделю после Любиной свадьбы с французским режиссером Олиасом Барко. Она уверена, что атаку организовал бывший муж, с которым она развелась год назад из-за физического и морального насилия.

После развода мужчина забрал и не отдает их общего двухлетнего сына Платона. До случившегося он позволял встречи с сыном дважды в неделю, только на час и всегда под своим контролем.

По факту нападения полиция ведет следствие.

“Будем надеяться, что полиция и украинская власть, которые пока ничего не сделали, арестуют виновных”, — написал в фейсбуке в поддержку супруги Олиас Барко.

Семья предлагает вознаграждение за информацию о нападении и даже не думает отступать.

В 2013 году после семейной ссоры муж 18-летней Ирины достал из холодильника банку с надписью “Яд для любимой девушки” и выплеснул содержимое ей в лицо.

Ирина хотела разорвать отношения. А он не мог смириться, что она будет с кем-то другим, и плеснул ей в лицо соляной кислотой.

За три месяца до нападения муж угрожал, что изуродует Ирине лицо, если она к нему не вернется. В студии СТБ “герой” пытался выкручиваться и обвинял девушку в том, что она его спровоцировала

В 2015 году в Ровно напали на 64-летнюю Анну Иванову. Женщина баллотировалась в депутатки городского совета и вела активную общественную деятельность. Нападающий постучал в двери, уточнил ее имя и плеснул жидкостью из бутылки.

Для покупки серной и азотной кислоты в Украине не нужны лицензии или разрешения. Вещества спокойно продают в строительных отделах и интернете.

Кислотные нападения не фиксируют в отдельных реестрах, статистику по ним не ведут. О таких инцидентах чаще узнают из СМИ или соцсетей.

Вместо вывода

Идея, что женщина — это объект при субъекте-мужчине, увы, никуда не делась.

Патриархат внушает, что внешность женщины — ее главный козырь, что ей “положено” быть красивой и сексуальной. И параллельно с этим “чрезмерная” красота устойчиво ассоциируется с легкомысленностью и вульгарностью.

Кислотная атака — это своего рода знак: “не доставайся же ты никому”.

Женщину воспринимают, как собственность. Это подтверждают причины нападений: месть за разрыв отношений, отказ выйти замуж, новое замужество, ревность, нескромное поведение или одежда.

Кроме увечий, кислотные ожоги приводят к социальной изоляции, и женщину становится еще проще контролировать.

"Я расследовал кислотные нападения, которые широко используют для терроризирования и порабощения женщин и девушек по всей Азии от Афганистана до Камбоджи (мужчины почти никогда подобному не подвергаются). Женщины в этой части света — практически ничто, поэтому нападавших крайне редко судят”, — пишет американский журналист Николас Кристоф в своей колонке для The New York Times.

Жертвы нападений проходят длительную реабилитацию и лечение. Совершают десятки операций для восстановления и учатся принимать себя заново

В мире существуют фонды и инициативы для адаптации женщин с искалеченными кислотой лицами. Многие, пережившие кислотное насилие, делятся своими историями, чтобы придать другим смелости.

Выжив после кислоты в лицо женщинам приходится учится жить заново
Помазанная на приключения. Расскажет куда пойти, что посмотреть, где отдохнуть.

Рекомендуем

follow follow